"Голодомор" на Кавказе.

Обо всём, что связано с Кавказом, но не является туризмом: история, вопросы, розыски, археология, народы

"Голодомор" на Кавказе.

Сообщение Сергей » 21 ноя 2007, 11:35

На фоне обострения интереса украинцев к так называемому "Голодомору" на Укараине, незаслуженно забыты аналогичные события, происходившие в то же время у нас, на Кубани. А тем не менее эти события "заслужили" того, чтобы их помнить.
Чтобы хотя бы отчасти понять что происходило на Кубани, необходимо понять как происходила коллективизация и связанные с ней мероприятия. Особое внимание стоит уделить "Черным доскам" - противоположности "Красных". На эти доски были вынесены не отдельные колхозы или личности, а станицы и даже районы. Причина - невыполнение плана хлебозаготовок из-за неурожайного года, гнета над крестьянами, которые только что были хозяевами своей замли, и неорганизованности деятельности колхозов. И осенью 1932 года, когда стал очевидным недобор, спецотряды пошли по станицам, конфискуя ВСЁ продовольствие подчистую, включая незерновое, домашний скот. И в то же время, районы были оцеплены войсками, в приказном порядке прекращалась всякая торговля, вывозились все продовольственные товары. А из нескольких станиц, среди которых Урупская (ныне Советская в Новокубанском районе), Полтавская и Уманская (ныне Ленинградская) всё население полностью было депортировано на Север. В результате зимой разразился страшный голод, погибли тысячи людей, помимо этого продолжались допросы, растрелы.
Подробнее про систему черных досок можно почитать на википедии. Там же про голод на Кавказе.

К сожалению это событие замалчивалось и до сих пор особо не афишируется. А на мой взгляд эта трагедия стоит в одном ряду с Татаро-монгольским нашествием, Кавказской, Гражданской и Великой Отечественной войнами.

Вот фрагменты из книги краевоедов В. и А. Харченко, А. Кистерева "Между Илем и Шебшем", которая вскоре появится на сайте.

Из воспоминаний Михаила Тихоновича Корчагина:
«В 1932 году я вступил в ряды партии. Конец этого года был трагичным для станицы Ильской. Активисты Совета ходили по дворам и под метелку собирали зерно. В ноябре начался голод. Нам, нефтяникам, давали по 800 граммов хлеба на работающего и 400 — на иждивенца. Буровикам выдавали по одному килограмму хлеба. Многие умирали с голоду. Наши соседи Варич, мать и две дочери, умерли. То же самое случилось с семьей Тимофея Москаленко. Я в это время ушел на службу в Красную Армию, но мне регулярно из дома мой брат писал письма. Из них я узнал о страшном голоде, люди ели кошек, собак и даже крыс. Наш сосед Мухин с женой, дочкой и двумя внучками тоже умерли. Мой брат работал в табаксовхозе, там же и жил, а в свой дом пустил квартирантов. Однажды он наведался в свой дом, там никого не было. Он обнаружил в сенцах свежую землю, разрыл пол и увидел ... детские головы. Взрослые квартиранты ушли на кладбище, чтобы там умереть. Многие ильчане уходили умирать на кладбище к могилам своих родных. По словам моего брата, на нашем квартале от голода умерло около 300 человек».
В это время в газете «Правда» появляется статья Сталина «Головокружение от успехов», в которой говорилось о недопустимости принуждения в проведении коллективизации. Всю ответственность за «перегибы» Сталин возлагал на местные партийные и советские органы. Так Сталин пытался выгородить себя и свое окружение, предстать перед народом эдаким заботливым «отцом».
Колхозы-гиганты при отсутствии опыта ведения колхозного хозяйства и достаточно подготовленных специалистов оказались неуправляемыми и нежизнеспособными. Обобществление коров, коз, даже кур и уток создавало массу лишних трудностей. Поэтому в 1932—33 годах колхозы-гиганты в нашем районе и по всей стране были разукрупнены.
В течение всех 30-х годов продолжалась борьба с «кулачеством». Правда, в 1933—34 годах уже не было таких массовых репрессий, в основном шла «очистительная работа». Более значительная волна раскулачивания прокатилась в 1937 году. Вот еще один отрывок из воспоминаний М. Т. Корчагина:
«Страшным годом остался в памяти 1937 год. Моего тестя Семена Даниловича бригадира по заготовке сена, одно время он работал заместителем председателя колхоза имени Буденного по хозчасти, в 1932 году выгнали из дома, а имущество конфисковали. Он жил на квартире, а в 1937 году его арестовали вместе с братом Михаилом Даниловичем. За что — не знаю. Их отправили неизвестно куда, и оба они пропали без вести. В то время шли массовые аресты ильчан, около 1000 человек были арестованы. Среди них семьи Замятиных, Донец и многие другие».
А вот еще отрывок из воспоминаний Марии Алексеевны Бут (урожденная Зубко из станицы Дербентской):
«Мой отец занимался сельским хозяйством, имел пару лошадей, корову с телком, поросенка, кур, зерно. В 1933 году за невыполнение плана сдачи картофеля в количестве 300 килограммов он был осужден к 10 годам тюремного заключения с конфискацией имущества и дома. Его судили третьего марта 1933 года, а уже 4 марта нашу семью выбросили из дома. Мама и брат Борис (7 лет) остались жить у бабушки, а мы с сестрой уехали в Грузию на заработки. Выращивали табак у абхазцев, ухаживали за скотом. Седьмого июля того же года отца выпустили из-за отсутствия состава преступления. Мы вернулись в Ильскую. В 1934 году отца осудили вторично за невыполнение плана прополки и отправили на строительство железной дороги в Абхазию, откуда вернулся он в 1936 году. В 1939 году отца и маму, Дарью Григорьевну, осудили на шесть месяцев принудительных работ за то, что они у себя в огороде посадили картошку. Помню, я тогда пошла в Совет к председателю просить за родителей. Он меня обругал матом и назвал «кулацкой мордой».

Смотрите также: http://fstanitsa.ru/st_chd.shtml
Аватара пользователя
Сергей
Администратор
 
Сообщения: 1502
Зарегистрирован: 17 фев 2006, 11:58
Откуда: Краснодарский край

Вернуться в Краеведение

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron